Что ни говори, а редкая женщина смогла бы придумать строчку «я на тебе, как на войне», даже сидючи в позе наездницы. Даже самые проблемные отношения они воспринимают не как войну, а как шпионскую операцию, дипломатический вызов. Или, скорее, затянувшуюся, продленную во взрослую жизнь игру, в которой к кукле и поросеночку пришли на чай другие игрушки. Просто проблематика теперь другая: есть подозрение, что поросеночек у нее за спиной спит с феей Винкс.

Но не вводить же из-за такой мелочи в игру танки? Мужчины – другое дело. Как только в отношениях возникает малейшая напряженность, мы тут же бросаемся в бой. Необязательно с самой женщиной. Статус врага может быть присвоен ее маме, собаке или диете, из-за которой твоя благоверная ополчилась на сахар и не кладет его теперь даже в борщ. Увы, воюем мы, как правило, плохо, будучи от природы средненькими стратегами. Вознамерившись отстаивать свои интересы, средний мужчина только и может, что стукнуть кулаком по столу. А если баталия ограничивается словами, он сразу разворачивает весь арсенал аргументов и издевок. То есть прибегает к тому, что в военной науке называется стратегией сокрушения.

Разве это плохо? Да, плохо. Хуже того, глупо. Даже настоящая война не всегда имеет целью уничтожение противника с последующими бравурными маршами на осколках самооценки. Иногда бывает нужно не победить, а затянуть войну, вывести ее на чужую территорию или вовсе не допустить. И в этих случаях, как писал один из главных стратегов прошлого Ганс Дельбрюк, стратегия сокрушения не работает. У нее одно средство – сражение, а у прочих стратегий средств «бесконечное бескровное множество». Опять же женщины, зная о нашем лобовом подходе к решению проблем, заранее расставляют ловушки и заготавливают пути отступления. И вот ты врываешься домой, весь такой бряцающий, - а проблемы уже нет: шифровки сожжены, поле боевых действий зачищено, на столе дымится отвлекающий внимание вкусный фураж…

Короче, если ты на ком-нибудь, как на войне, не иди сразу в штыковую и не разевай бомболюки. Лучше освой эти шесть классических военных стратегий, которые в войне полов оказываются куда более эффективными, чем сокрушение. Непрямые действия

Сказать прямо: «То ли ты просто потолстела, то ли эта новая задница тебя полнит» – равносильно военному преступлению. Если ты хочешь подтолкнуть женщину к сложному решению – например, увеличить грудь или сбросить пару кило, – открытое столкновение ни к чему не приведет. В лучшем случае она будет до конца жизни припоминать тебе, что ты монстр и «вынудил» ее, в худшем – прибегнет к мерам, запрещенным Женевской конвенцией. Например, злорадно парирует, что человеку с пенисом такого размера, как у тебя, грешно придираться к окружающим из-за чего бы то ни было. Нужно действовать тоньше. Запишись в спортзал и все время сетуй на то, что, кажется, ты поправился, – рано или поздно эти действия потребуют от противника симметричных мер. Забрасывай в тыл подрывников. Например, будучи на конгрессе в Милане, позвони подруге и спроси, какой у нее размер. Честно купи ей вещь того размера, который она назвала: женщины склонны к самообману и часто приуменьшают цифры. А если одежда не налезает даже на бедра, обмазанные барсучьим жиром, это повод задуматься. Еще более действенное средство – вызвать образ надвигающейся катастрофы. Предупреди, что через месяц вам ехать на пляж и ты собираешься взять у приятеля нормальную камеру, чтобы фотки были хорошие и на них было все четко видно, а не как обычно. Наконец, можно прибегнуть к совсем уж к бесчестным ударам по коммуникациям и снабжению. То есть случайно разбить зеркало (женщины активнее переживают из-за внешности, когда лишены возможности видеть себя в привычном свете и ракурсе) или сломать холодильник (так, чтобы там можно было хранить только консервы из диетического тунца и фасоли, но никак не сосиски и сливочное масло).

Итак, ты не любишь тещу (кстати, отличное название для книги). Но не можешь заявить об этом прямо, не поставив под удар отношения с женой. Выход? Объявить врагом не всего человека, а какую-то его привычку или черту характера. Можно воевать со страной, а можно – с наркотрафиком на ее территории или с конкретным диктатором. Чувствуешь разницу? Так и здесь. Надежда Марковна в целом прекрасная женщина, но вот эта ее привычка являться к вам домой без предварительного звонка... А еще холодильник постоянно забит ее аджикой, от которой, как ты подозреваешь, и умер в свое время ваш кот. Конечно, истинный мотив твоей кампании – борьба с «мамой» вообще, но это совсем не очевидно мирному населению вашей квартиры. Постепенное выдавливание врага с территории должно проходить под благовидным предлогом: «После ее визитов ты всегда такая нервная!», «Мне кажется, она дурно влияет на детей, когда дает им пробовать джин с морсом», «Представляешь, что случится, если она откроет дверь своим ключом, когда ты в очередной раз будешь прикована посреди комнаты к качелям?!» Важно только найти такую черту, борьба с которой максимально ослабит противника. Кстати, этот способ работает не только в войне с людьми, но и в мелочах. «Я не запрещаю тебе курить, я просто хочу, чтобы ребенок родился с двумя руками и пятью пальцами на каждой». «Мне не важно, делаешь ты уборку или нет. Я просто люблю, чтобы на открытых поверхностях не было пыли!» И так далее.

В трудах многих стратегов, от Клаузевица до Кингстона-Макклори, измор всегда противопоставляется штурму, нахрапу и натиску. Мол, либо ты молодец и бросаешься в сражение, либо обкладываешь противника трехэтажными маневрами, маячишь у него под носом и водишь по лесу, пока не замерзнет. С женщиной все не так однозначно: нахрап и измор постоянно сменяют друг друга. Добыть ее телефон, взять обещание попить кино (вариант: посмотреть кофе) можно с наскока. Но порой атака на этом захлебывается. На звонки она отвечает через раз, свидания откладывает, флиртует вяло, но при этом и не отшивает тебя. Почему? Например, при первой встрече ты был неубедителен или у нее уже есть кто-то на «испытательном сроке», так что она думает, кого отшить – тебя или конкурента. Версий может быть много, но сейчас важны не они, а стратегия.

Четыре ключевых принципа измора таковы:

1. Постоянное присутствие в зоне видимости противника

Да, у тебя есть ее номер, но стоит также вызнать почту, «Фейсбук» или чат в «Гугле». Ты не навязываешься, нет! Наоборот, ты пробил эти каналы связи, чтобы не отвлекать ее своими звонками в неподходящее время. И ты ни в коем случае не напоминаешь об обещанном свидании. Там ссылку пришлешь, тут разговор поддержишь. Все остроумно, легко и регулярно – в той степени, чтобы ей со временем уже начинало тебя не хватать.

2. Пробные удары, призванные выявить слабые места в обороне

Бомбежка вопросами и предложениями должна быть не прицельной, а веерной. Если она отказалась идти в кино, предлагай цирк, музей, ярмарку недвижимости. Какой-то из снарядов обязательно посеет смятение в рядах ее головы и ослабит защиту.

3. Готовность в любой момент развернуть полномасштабную кампанию

Никогда не знаешь, какая именно реплика заставит ее сказать «Надо увидеться», «А сейчас ты свободен?» или «Ты такой смешной, давай скорее займемся сексом». Если в момент падения ее обороны ты будешь занят на другом фронте или примешься зачехлять пушки после полировки – пиши пропало. Второго шанса тебе могут уже и не дать.

4. Маскировка реальных опасных действий под очередной маневр

И главное. Если перспектива свидания ее то ли пугает, то ли слишком обязывает – сделай вид, что это и не свидание вовсе. У вас деловой обед днем в пятницу. Пиджак и рубашка с расстегнутым воротом это только подчеркивают. И да, тебе нужен ее совет, потому что она единственная из твоих знакомых, кто разбирается в дизайне кошек, ну или в чем она там разбирается..

Предположим, ты знаешь за собой какой-то грех. Хотя нет, это звучит почти как комплимент тебе. Скорее, так: допустим, из десятков грехов, которые за тобой водятся, один будет мешать твоим нарождающимся отношениям с очередной подругой или женой. Например, ты не хочешь бросать пить, потому что пить встретил раньше, чем жену, и любишь больше. Или ты, что называется, несдержан в вопросах секса с другими женщинами. Как предупредить возможные скандалы на этой поч­ве? Тут как нельзя лучше пригодится устрашение. План простой и состоит из двух шагов. Во-первых, четко обозначь область действий и претензий, вызывающих у тебя гиперреакции. Например, так: «Все могу простить человеку, но, если кто по моим карманам лазит или эсэмэски читает, век не забуду!» Надо ли уточнять, что твой гнев должны якобы провоцировать любые меры, опасные для твоего греховного образа жизни. Напирай на то, что эта психологическая травма у тебя с детства (от мамы), что ты расстался с бывшей на почве «такой вот мелочи» и что «все равно узнаешь». Сокрушайся, что никак не можешь с собой совладать («И ладно бы, если б я хоть раз дал повод в себе усомниться!»). Во-вторых, демонстрируй разрушительные последствия вымышленных ссор. Полезно бросить под холодильник обрывки страниц загранпаспорта и авиабилета на Бали или осколки вроде бы дорогого фарфора. Также неплохо завести дома дверь или гипсокартонную стену с дырой, чтобы была возможность с деланным ужасом говорить: «Ты представляешь, как нужно было меня вывести – меня, добрейшего человека! – своими постоянными придирками, чтобы я сделал такое?!» Такая стратегия тем действеннее, чем реже ты будешь искушать судьбу и потакать своей слабости. Если со своими гиперреакциями ты окажешься еще и подонком, этого не вынесет ни одна женщина. Другое дело – милый и честный парень, который раз в сто лет ведет себя подозрительно. Не упрекать же его за это, тем более что упреков он не любит.

Казалось бы, чего уж проще: если женщина просит тебя о чем-то, просто обещаешь ей постараться сделать, а сам ничего не делаешь. Но, увы, этот трюк работает только в мелочах: «Спроси, нет ли у вас на работе вакансии для меня», «Приходи сегодня пораньше», «Сделай так, чтобы я победила в этом вашем конкурсе «Мисс MAXIM». Если женщина требует от тебя реальных жертв, просто проигнорировать ее не получится. Скажем, она хочет отпраздновать день рождения у родителей в деревне и тащит тебя за собой. И ты не то чтобы против. В конце концов, они не такие уж невыносимые люди, и ты в их обществе не каждый раз срываешься.

Да и под рукой всегда будет ружье тестя, из которого ты сможешь застрелить всех, прежде чем случится что-то непоправимое. Но ехать не хочется, к тому же у тебя был другой план – смешать дома десяток коктейлей, опоить свою благоверную, а потом всю ночь ее не будить и спокойно играть в пятую «Цивилизацию». Саботаж поездки будет очевиден. Куда более коварным и маккиавелианским будет такой план действий:

1. До последнего не заикайся о возможности мирного разрешения

Не говори об альтернативных планах, деланно радуйся поездке в деревню и принимай самое деятельное участие в подготовке. Вызовись взять у приятеля джип и сумку-холодильник для торта и шампанского. Максимально затягивай исполнение своей части обязанностей и обещаний.

2. Дай противнику вкусить все ужасы войны

Заранее во всех красках описывай возможные неудобства деревенского торжества. Настаивай на том, чтобы она взяла побольше репеллента, антисептика, таблеток от укачивания и, главное, некрасивую, но теплую штормовку – ходить в нужник через огород.

3. Заставляй противника тратить на войну все больше и больше сил

Переусложняй любую составляющую плана – разумеется, руководствуясь соображением того, что это «особый день» и «все должно быть идеально».

Ты понял, да? От тебя требуется сделать все возможное для того, чтобы женщина и сама уже не рада была затеянной суете. И чтобы признала: план дурацкий и его осуществление принесет больше нервотрепки, чем радости, «несмотря на всю твою помощь и поддержку, котик». Предложи альтернативный план в момент максимального отчаяния.

Предположим, твои друзья действительно алкоголики и моты, играющие в покер только для того, чтобы добыть немного денег на казино. Но это не дает твоей жене основания закатывать истерики каждый раз, когда они, придя к вам в гости, воруют у нее кольца и серьги. В конце концов, ты же сам потом и отыгрываешь их обратно. С другой стороны, чтобы позволять себе всякие гнусности в рамках мужского альянса, нужно всего ничего:

1. Создай коалиционный прецедент.

Тебе на работе бесплатно или по дешевке достались два билета в театр или на горнолыжный курорт, но ты, увы и ах, никак не сможешь составить жене компанию. Точно! Пусть возьмет подругу! Как ей самой это не пришло в голову? Что ты, никакого подвоха, просто жалко, если билеты пропадут. (А еще ты очень хочешь обзавестись разменной картой «А ты зато ездила на курорт с Олесей», но об этом, конечно, не упоминай.)

2. Делай вид, что тебе и самому неприятно усиление, но интересы развития региона этого требуют

Неужели она не понимает, как важна для вашего будущего твоя работа?! Да знала бы она, как тебе осточертел этот стрип-клуб! Но это – условие лояльности шефа. Пусть еще скажет спасибо, что ты с ним в баню не ходишь, как остальные лизоблюды. Да, в результате ты, может, получишь повышение не так быстро, но хотя бы получишь! Пропусти ты хоть один поход на стриптиз – и на мечтах о загородном доме можно поставить крест! Надо ли говорить, что если шеф не горит желанием водить тебя в любимый стрип-клуб, то можно всегда выдумать важного клиента или партнера по бизнесу, хотя это совсем уж бесчестно.

3. Не препятствуй усилению противника

Возможно, война женщины с твоими друзьями – результат банальной скуки и ревности. Независимые натуры, не чуждые увлечений и тайных страстей, будут реже ворчать на тебя, чем сидящие без дела домохозяйки. Поощряй ее увлечения конным спортом, икебаной и «Стратегией-31» – это даст тебе право проводить свободное время за пределами семейного круга.