Слыша слово изнасилование, мы чаще всего представляем в качестве жертвы какую-нибудь девушку. Но статистика такова, что часто и мужчины становятся объектами сексуальных домогательств. Явно недалекие девушки спаивают, что-то подмешивают в напитки и пользуются ситуацией. Таких ситуаций немало и лишь самые смелые парни поделились своими пугающими историями.

Оказывается, и девушки могут быть моральными уродами. Хотя не очень хочется в это верить.

В четвёртом классе у меня была нянька. Она приводила к нам своего парня, и мне приходилось смотреть, как они трахаются. В один прекрасный день она принесла порнуху и заставила меня трогать её, а сама трогала меня. Потом это сыграло со мной злую шутку: в школе спрашивали про разницу мужских и женских гениталий и очень удивились, откуда я так хорошо всё знаю. Но, насколько я знаю, с той нянькой потом всё было окей.
Как-то вернулся домой в увольнительную 4 июля (День независимости США, национальный праздник. — Прим. ред.). Пара друзей тусовалась у каких-то ребят, с которыми они познакомились на мотопробеге, я пошёл к ним. В итоге я, мой кореш, ещё пара ребят и четыре девчонки просто выпивали на дому, ничего особенного, довольно быстро нажрались. Большинство ребят ушло, остались только мы с корешем и две девчонки. Я спросил у одной из них, где тут можно поспать, на что она пошутила: «В любой из двух комнат, при этом шансы, что тебе придётся спать с одной из нас, 50 на 50». Я усмехнулся и выбрал комнату направо. Зря.
Вырубившись, в какой-то момент я очнулся и обнаружил, что меня полирует какая-то задница. Успел подумать: «Какого *** [чёрта]?» — и снова вырубился. Просыпаюсь с утра — всё ещё голый, девчонка спит со мной в обнимку. До сих пор не очень понимая, что произошло, я встаю и осознаю, что обмочился. Залил себя, насильницу и постель. Хорошо хоть голым спал, одежда чистая. Я принял душ, и вторая девчонка подвезла меня до дома.

Я устроил домашнюю вечеринку, на которую мой приятель позвал веселья ради пару плохо знакомых девушек. Случилось, что я очень сильно напился, и тут огромная непривлекательная девчонка, с которой мы даже не были знакомы, схватила меня за руку и потащила ванную. Не помню даже, что там случилось и как долго это длилось, помню лишь, что после я проблевался и вырубился уже наверху.

Потом я долго спорил со своим другом, который считает, что это не изнасилование, так как, даже если я был мертвецки пьян, это ещё не значит, что я не хотел секса. Больше мы с ним не разговариваем.
Миниатюрная девица, к которой я не испытывал никакого интереса, преследовала меня всю ночь, хотя и я подавал все виды отрицательных сигналов, да что там — прямо сказал ей: «Не надо за мной ходить». В какой-то момент мои друзья (нас было человек шесть из 100 на домашней вечеринке) поняли ситуацию, подумали, что это очень забавно, и стали специально поить меня шотами. Я, конечно, очень сильно напился.
Сам я после этого ничего не помню, но два разных человека, смеясь, пересказывали мне, как всё было. Несмотря на то что я больше и быстрее (я спортсмен, а дама, как помните, была миниатюрная), убежать я никуда не смог, видимо, при быстром беге кружилась голова. В итоге я куда-то упал, и она меня догнала. Потом я попытался запереться в комнате, но друзья специально её открыли. Первое, что я увидел, проснувшись утром, —девушка трётся о мой голый пах, пытаясь разбудить меня для продолжения веселья. Разумеется, я сразу свалил оттуда, но с тех пор эту историю с радостью пересказывает всем каждый, кто о ней знает.
Я толком не понимаю, что чувствую по этому поводу — наверное, скорее, ничего, потому что ни черта не помню, но те двойные стандарты, по которым эту историю воспринимают все остальные, меня до сих пор бесят. Мне повезло, что она не забеременела или не заразила меня венерическими заболеваниями.

Итак, мне было 11, мы были дома у друга и праздновали день рождения, ему исполнялось 14. Все ребята с одной улицы, была там и девчонка, которой было 15. Я с ней и не разговаривал, думал только о том, чтобы побегать на улице, поесть торта, поиграть в видеоигры. Ну, знаете, нормальные детские радости.

И вот мы заканчиваем пожирать торт, уже вечер, я остаюсь на кухне наедине с девчонкой, ребята идут на улицу. Она впервые за день заговаривает со мной — это первое женское внимание в моей жизни, чувствую себя странно, но поддерживаю диалог. Потом она спрашивает, не хочу ли я «пошалить» наверху. Я говорю: «Нет», мне ещё как-то не очень всё это интересно. Она продолжает давить, всё безрезультатно, и тут она достаёт из ящика кухонный нож и грозится, что сделает мне больно, если я не пойду с ней наверх.
Из страха я иду наверх, там она заставляет меня проделывать всякие штуки с моим и её телом. Это было ужасно. Все мои ранние подростковые годы пошли прахом, я не мог получить удовлетворение от секса, всегда чувствовал, что девушки хотят от меня только физической близости, а мне её не хочется. Даже по секрету от родителей ходил пару раз к психоаналитикам. Они до сих пор не в курсе.

Я учился в выпускном классе старшей школы, как и моя девушка. Она увлекалась вампирами и всем таким, это было где-то за год до первых «Сумерек», так что все эти штуки были помрачнее, чем сейчас принято. Кровь для неё была фетишем. Поначалу она сильно кусала меня в шею, потом я приучил её браться за менее заметные места. Иногда даже сам делал надрез где-нибудь на руке и давал ей отпить своей крови. Ну, мне было как-то не жалко.

Однажды пятничной ночью после работы я пришёл к ней домой, мы пили какой-то вкусный напиток типа горячего сидра. Было круто. Потом я проснулся ночью привязанный к кровати. Помню мощную эрекцию, несмотря на то что мне сразу не понравились конструкции вокруг моих рук и ног. Никогда не возбуждался от таких штук. Не помню, что там она говорила, но у основания моего пениса она вырезала своё имя, что-то типа подписи. Не очень глубоко, но было больно. Затем она высосала из раны кровь и трахнула меня. Я кричал и требовал меня развязать, но её мамы не было дома. Полагаю, она использовала виагру или что-то типа того, а ещё у её мамы был рецепт на мышечные релаксанты — кажется, без них тоже не обошлось.
Когда она меня развязала, я сразу выбил из неё всю эту дурь. Никаких ударов по лицу и шее, но если бы она была беременна, точно заработала бы себе выкидыш. Я плакал и избивал её до тех пор, пока совершенно не ослабел. То, как она смотрела на меня сквозь рыдания… Кажется, ей и это понравилось. Я так никому об этом и не рассказал, а мы провели ещё несколько месяцев вместе и разъехались, когда пришла пора идти в колледж.
Мне было лет 25, когда мой босс-женщина заставила меня вступить с ней в сексуальную связь под угрозой увольнения. Самое забавное, что я асексуал, а она была к тому же вдвое старше и непривлекательна. Каждый раз, когда я отказывался выполнять какие-либо из её интимных просьб, она закатывала жуткий скандал и намекала на разрыв отношений (равно увольнению), так что мне приходилось сдаваться, вновь и вновь подкрепляя своё согласие на эту связь. Например, она частенько любила делать мне минет на рабочем месте, чего я просто терпеть не мог. Я требовал от неё вылезти из-под стола, пинал её ногой, но это не очень работало. Каждый раз, когда я открыто показывал своё отвращение, она говорила: «Смотри, у тебя же есть эрекция, значит, часть тебя точно этого хочет».
Самое изнасилование наступало тогда, когда мы напивались и накуривались поздним вечером. Я доходил до полуобморочного состояния. Как только я начинал вырубаться, она снимала с меня штаны. Я пытался её остановить, но просто был не в состоянии. Один раз она застегнула мне наручники за головой. Сначала я сопротивлялся скорее ради проформы, но затем она ввела мне в задницу палец, и тут я начал кричать: «Нет!», на что она лишь шептала: «Да». Я начал всерьёз брыкаться и кричать, но едва ли мог вырваться. Впрочем, почему-то вскоре она сама остановилась.
Это был ад. Я нашёл другую работу в другом городе, даже в другом штате. После этого она всё ещё пыталась сохранить нашу связь, угрожая публикацией моих интимных фотографий. Я сказал, что всё кончено навсегда и что она блефует — слава богу, она действительно отступилась.